Храм святых мучеников Флора и Лавра в селе Игумново

Материал из Викиэнциклопедия Московской областей
Перейти к: навигация, поиск


Храм святых мучеников Флора и Лавра села Игумново - памятник истории, расположенный в Серпуховском районе Московской области.

Сведения о памятнике истории[править]

Храм святых мучеников Флора и Лавра


Первое известие о селе Игумнове содержится в писцовых книгах 1627-1628 гг. — как о вотчине серпуховского Высоцкого монастыря (- происхождение имени этого села вполне очевидно). Тогда здесь были монастырский двор и деревянный («клецки») храм во имя святых мучеников Флора и Лавра, стоявший «без пения», то есть без церковной службы. В 1646 г. это состояние сельской церкви сохраняется, но в 1672 г. при ней уже есть священник. После 1764 г. игумновские земли наряду с прочими монастырским владениями в Российской империи были секуляризованы, т. е. перешли в собственность государства.

10 июля 1798 г. деревянная Флоро-Лаврская церковь «в ночи от громового удара и молнии сгорела до основания». В то время приходской священник был переведён на другое место, новый так и не прислан, и за храмом следили пономарь Степан Иванов 20 лет, сын дьячка Сильвестр Васильев 11 лет, а также 427 человек прихожан — ими была вынесена из огня большая часть храмовой утвари, ризницы и икон, включая антиминс.

В том же году жители прихода просили о возобновлении деревянного храма и уже получили на него храмозданную грамоту, когда 17 декабря 1800 г. московский купец Савва Олимпиев сын Кульков заявил о своём намерении построить в Игумново каменную церковь в прежнее имя свв. мчч. Флора и Лавра, но с приделом святителя Саввы Сербского. В сентябре же 1804 г. Кульков обращается в Епархию с просьбою об освящении уже готового южного придела, сообщая при этом, что и основной храм «в окончание приходит». Саввинский придел с. Игумнова был освящён 7 июля 1807 г. архимандритом московского Спасо-Андроникова монастыря Феофаном.

Архитектура церкви – отголосок зрелого московского классицизма, выдающимся представителем которого был Казаков, память о зданиях, сгинувших в пожаре 1812 г.

Форма храма – ротонда на четверике и полукруглая апсида алтарной части – устойчивы и полнокровны. Трапезная просторна, перекрыта в интерьере широким сводом. Колокольня по высоте почти не возвышается над куполом. Приземистые боковые портики (северный из которых ныне утрачен): обращённые к селу и ведущей мимо большой дороге, — придают облику храма своеобразный усадебный уют.

В храме изумительная акустика. Звук голоса усиливается огромным куполом идеальной формы. При современной реставрации в ротонде и куполе были обнаружены голосники – вмазанные в каменные стены глиняные горшки, игравшие роль своеобразных микрофонов. Голосники характерны для древнерусских церквей, а вот для храмов XIX века это редкость.